Делим портфели.
Как в Москве, Смоленске и Минске формировали первое советское правительство Беларуси.

Больше года велась борьба за автономию Беларуси в составе РСФСР. Менялась политическая обстановка, менялось мнение СНК насчёт Беларуси (даже БНР хотели признать!), но одно оставалось неизменным: борьба между уже существующей местной властью в лице руководства Западной области РСФСР и теми, кто хотел быть у руля в белорусской автономии: работниками Белорусского национального комиссариата. И тех, и других решение руководства РСФСР о провозглашении независимой белорусской республики застало врасплох. О том, сколько копий было сломано вокруг борьбы за портфели в белорусском правительстве читайте в материале Александра Перова.

Провозглашению Беларуси независимой советской республикой предшествовало многое:

  • разгон Первого Всебелорусского съезда и попытка организации второго,
  • создание Белнацкома,
  • возможность признания Белорусской народной республики Советской Россией
  • перманентная борьба местной власти в Западной области и Белнацкома при Народном комиссариате по делам национальностей РСФСР.

Беларуси в это время предрекалась разная судьба: то положение края с государственным устройством, Западной области без какого-либо намёка на национальное строительство, то Белорусской области — фактически Западнйо области под другим названием и руководством. В многочисленных планах и резолюциях управлять Беларусью должен был то Всебелорусский Совет крестьянских, солдатских и рабочих депутатов (по решению Всебелорусского съезда), то Облискомзап , то комиссар Белорусской области, назначенный из Москвы.

Представляется, что решающим фактором в провозглашении белорусской советской республики стал контроль территории Беларуси советской властью. Первоначально планировалось решить вопрос провозглашения уже в феврале 1918 года путём проведения Съезда советов Белоруссии. Однако 18 февраля началось немецкое наступление, и вопрос о проведении съезда уже не стоял. 25 февраля немецкие войска были уже в Минске и Полоцке, 1 марта они взяли Гомель. 3 марта советское правительство подписало Брестский мирный договор, по условиям которого территория Беларуси находилась под немецкой оккупацией.

Однако в декабре 1918 года ситуация переменилась: Германия потерпела поражение в Первой мировой войне. СНК РСФСР оперативно разорвал Брестский мирный договор, и Красная армия повела наступление на территорию, занятую немцами в начале 1918 года. 10 декабря 1918 года немцы покинули Минск, и в городе восстановилась советская власть. Вопрос о Беларуси уже не получалось откладывать в долгий ящик: большая часть белорусских земель уже была освобождена.

Плюс ко всему на прошедшей 21-23 декабря 1918 года конференции белорусских секций РКП(б) было принято решение о создании белорусского советского правительства. Это центральная власть в Москве также игнорировать не могла.

24 декабря 1918 года ЦК РКП(б) принимает решение о провозглашении Белорусской республики. В этот же день Мясников получает телеграмму Сталина с приглашением явиться для обсуждения очень важного вопроса. В ходе этого разговора Сталин отмечает: «ЦК партии решил по многим соображениям, о которых теперь говорить не приходится, согласиться с белорусскими товарищами на образование Белорусского советского правительства». 25 декабря 1918 года Сталин выдвинул 6 условий образования республики, где указал число членов правительства, губернии, которые входят в состав ССРБ, и рассмотрел вопросы образования КП(б)Б.

Само собой о решении в центре уведомили и тех, кто весь 1918 год боролся за белорусскую автономию. 25 декабря 1918 года в 19:30 собираются на заседание и члены коллегии Белорусского национального комиссариата. Жилунович сообщил собравшимся, что Сталин считает, что «назрела необходимость объявления Белоруссии, как самостоятельной во всех отношениях нации, независимой Советской республикой». Решение несколько неожиданное: до этого дело доходило максимум до Белорусской области в составе РСФСР. А тут не просто республика, но ещё и независимая. Руководство ясно сказало: «самостоятельной во всех отношениях нации».

Сталин поставил Жилуновичу задачу уже на следующий день представить ему список будущих членов правительства. Так что на этом же заседании и обсудили возможный состав правительства Беларуси.

Дом, в котором проходило заседание Белнацкома 25 декабря 1918 года

Дом, в котором проходило заседание Белнацкома 25 декабря 1918 года

По мнению собравшихся, правительство должно было состоять из председателя и 15 членов, возглавляющих следующие народные комиссариаты (министерства): военных дел, путей сообщения, почт и телеграфов, народного просвещения, финансов, внутренних дел, юстиции, иностранных дел, промышленности и торговли, труда, продовольствия, земледелия, социального обеспечения и здравоохранения, по делам национальностей и государственного контроля. К слову, сейчас в Беларуси 40 членов Совета Министров, не считая председателя (почти в 2 с половиной раза больше, чем в ССРБ 1919 года).

Конкурс на места в правительстве был высокий: на 15 мест претендовало 70 человек. По некоторым кандидатурам присутствующие согласились, по некоторым нет, и в итоге предложили не одного, а нескольких человек на выбор. Так, наркомом внутренних дел предлагалось утвердить члена Облискомзапа Иванова или заведующего Белнацкомом Лагуна. Должность наркома промышленности и торговли не смогли поделить между Рейнгольдом (Председателем Минского ВРК) и Голоскоком (Председателем организационной комиссии Рязанско-Уральской железной дороги). Главой госконтроля предлагали назначить Найденкова (член Облискомзапа) или Зыбко (секретарь Верховного Трибунала).

Должность председателя СНК Белорусской Социалистической Рабоче-Крестьянской Советской Республики (так предполагали именовать в Белнацкоме новое государство) посредством тайного голосования отошла Дмитрию Фёдоровичу Жилуновичу, которому в правительстве также отвели должность народного комиссара по делам национальностей.

Всего данное заседание продолжалось более 3 часов: участники закрыли его в 23:15.

Принятый проект состава правительства не мог удовлетворить представителей Облискомзапа: в состав правительства не включили его председателя Мясникова. В самом правительстве членов Облискомзапа было непозволительно мало: много мест отошло людям, к которым у руководства Западной коммуны было большое недоверие. Поэтому Сталин утвердил иной состав правительства, который оставлял ряд портфелей за представителями Облискомзапа. Так, Мясников должен был занять пост Военного комиссара, Совнархоз должен был возглавить Пикель, наркомом продовольствия должен был стать Калманович, госконтроль должен был отойти Берсону, а почта и телеграф — Розенталю. Сам состав правительства увеличивался, Жилунович лишался портфеля наркома по делам национальностей, но сохранял за собой пост председателя правительства. В состав правительства добавлялись также народный комиссар по делам здравоохранения и руководитель ЧК. Белорусы назначались также заместителями во все наркоматы республики.

Такой проект правительства вызвал протест у Жилуновича, который передал Мясникову, что он согласен на него лишь с условием исключения из его состава трёх членов персонально: по военным делам (Мясникова), снабжению (Калманович) и совнархозу (Пикель). Очевидно, что основной претензией к этим кандидатурам у Жилуновича была их позиция по поводу белорусской автономии в 1918 и их оппонирование Белнацкому (ранее они высказывались против даже переименования Западной области в Белорусскую область).

Обе стороны пытались использовать Сталина для решения данного конфликта в свою пользу. Мясников в ответ на протест Жилуновича писал Сталину, что он «всецело стоит за то, чтобы немедленно было приступлено к делу» (ещё несколько месяцев назад он был радикально против провозглашения белорусской республики) и что «необходимо предписать им или выдвинуть нам соответствующие белорусские фамилии, которые у нас [в Облискомзапе] имеются». Более того, он обвинил Жилуновича в национализме («предвидятся определённые трения на почве самого неприкрытого национализма») и обвинил Белнацком в том, что они затягивают с образованием республики, в то время как Центральное Бюро находится в сборе «дабы наконец перейти к делу».

Из белорусов-белнацкомовцев в ЦБ КП(б)Б были избраны только Жилунович и Лагун. 2 человек из 12 явно не хватало для того, чтобы проводить какие-бы то ни было самостоятельные решения в правительстве.

Даже после провозглашения ССРБ конфликты между старыми членами Облискомзапа и Белнацкома не утихли. Сталина это настолько разозлило, что 1 января 1919 года он резко написал в телеграмме Мясникову, что лично выезжает в Смоленск, чтобы уладить все разногласия между нообразованным ЦБ КП(б)Б и представителями Белнацкома. В своей телеграмме он заявил, что список членов правительства является окончательным и что он требует от Жилуновича категорического ответа: подчиняется ли он решениям ЦК партии. Опять же, всё это — 1 января 1919 года, уже после провозглашения республики.

Утверждение же состава правительства не разрешило конфликт в руководстве новой республики: главным вопросом стали полномочия правительства.

Представители Белнацкома хотели не только обеспечить себе большинство в правительстве, но и получить влияние на ЦБ партии. Этого им достигнуть не удалось, т.к. для большинства присутствующих на съезде они были людьми пришлыми. В ЦБ КП(б)Б были избраны только Жилунович и Лагун. 2 человека из 12 явно не хватало для того, чтобы проводить какие-бы то ни было самостоятельные решения в правительстве.

Жилунович и другие члены правительства осознали, что вынуждены подчинятся ЦБ КП(б)Б, которое возглавлял Мясников и в котором у представителей Белнацкома было меньшинство. Жилунович пытался изменить ситуацию: сохранить белорусские секции в КП(б)Б, давил на Москву с тем, чтобы те надавили на Мясникова и включили в состав ЦБ компартии Беларуси представителей ЦБ белорусских секций РКП(б) (оно было образовано 23 декабря 1918 г. и руководило всеми белорусскими ячейками в партии). Однако ни по первому, ни по второму вопросу успеха не добился. Это противостояние между правительством и ЦБ продолжалось вплоть до февраля 1919 года, где на 1-м Всебелорусском съезде советов избрали Президиум ЦИК Республики, который фактически исполнял обязанности Правительства. В нём председателем стал Мясников, который и одержал победу в этой игре за власть в молодой республике.

Тем не менее дело было сделано. Белорусская советская республика была образована, был сформирован её государственный аппарат, и она получила международное признание (31 января 1919 года Президиум ВЦИК РСФСР принял постановление о признании независимости ССРБ). Мясников побыл руководителем республики недолго: уже в январе 1919 года он вступил в конфликт с представителем ЦК Адольфом Иоффе. Борьба ЦБ КП(б)Б за своего председателя не принесла плодов, и в новообразованном правительстве Литбел Мясникову места уже не нашлось.